svnthronin: (Default)
Дмитрий Глуховский (в Новой) «Выборы в чашке Петри»:

Нынешний триумф либеральной оппозиции является санкционированным экспериментом.
Демократический фейсбук празднует победу (https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/09/11/73782-razreshite-predstavitsya-14 ): на муниципальных выборах в Москве второе место заняли кандидаты из блока Дмитрия Гудкова и «яблочники». В нескольких управах наконец станут заправлять вменяемые граждане прогрессивных убеждений. Для того чтобы пропускать своих людей через муниципальный фильтр, оппозиции голосов не хватает, но эмоции шкалят: активисты, среди которых немало звезд журналистики и известных общественников, считают это своей первой победой.
Никто не хочет признаваться себе в том, что эта же победа будет и последней, что дракона нельзя переизбрать и что прозрачность и условная честность выборов на этом микробиологическом уровне была допущена большими учеными из администрации президента только ради их научных наблюдений. Как и участие Навального в мэрских выборах в 2013 году, нынешний триумф либеральной оппозиции является санкционированным экспериментом: никому в голову не придет сомневаться, что каждого из кандидатов при желании можно было снять с гонки тысячью способов на любом этапе.
Нет, превратив президентские выборы в трибальный ритуал сакрализации вождя, отменив выборы губернаторские, выхолостив выборы парламентские, прикормив и кастрировав оппозиционные партии, выпотрошив демократию и установив на Красной площади ее трофейное чучело, власть милостиво разрешила внесистемным оппозиционерам копошиться на муниципальном уровне. (Ниже — что? Выборы в старшие подъезда?)
И пусть сами оппозиционеры считают, что вырвали победу из драконьих лап в честной борьбе, у дракона была своя логика: затянуть бузящую интеллигенцию в контролируемое властью пространство и увлечь ее известной игрой в «малые дела», подкармливая иллюзией будущего роста. Власть и раньше такое проделывала с оппозицией, разве что не на таком оскорбительно микроскопическом уровне: Дмитрий Рогозин, к примеру, продал душу за вице-премьерский пост, Сергей Глазьев — за должность советника президента, а прочим и трибуну давали, и кредитную линию открывали безлимитную.
Наш дракон ведь это и не дракон вовсе: это гидра, она и не почувствует, если какую-то из ее голов отрубит рыцарь, чтобы занять ее место. Более того, некоторые рыцари для того и сражались с гидрой, чтобы повыгодней впарить ей свою собственную голову вместо отсеченной.
Для больших ученых смысл кишения на муниципальной чашке Петри один: приглядеться к этой микрожизни еще разок, чтобы вакцина к гриппозному сезону восемнадцатого года вышла понадежней. И за пределы чашки Петри мундепам не сбежать: даже игра в имитацию кажется власти довольно рискованной.
Потому что, несмотря на тоталитарные 86% поддержки, которые раз за разом выявляет ВЦИОМ, и несмотря на постоянные настоящие соцопросы, проводимые ФСО; несмотря на тотальный контроль над медийным пространством и на пропаганду, которая полностью подменяет систему координат, не давая «избирателям» ориентироваться в реальном политическом ландшафте; несмотря на миллион штыков Росгвардии в личном распоряжении президента и на все прокремлевские лоялистские формирования, от «Наших» до «Ночных волков» и от SERB до казачества, власть чудовищно боится своего народа и ни в коем случае не готова доверить ему свою судьбу хотя на йоту и хотя бы на секунду.
Именно из этой паранойяльной неуверенности в себе и происходит ее желание трижды, четырежды перестраховаться. Именно из нее проистекает паническая боязнь уличной политики, неконтролируемого гражданского протеста, цветных революций.
Элита, начиная с президента, прекрасно отдает себе отчет в том, что выборов в стране нет и не будет, что ее никто не выбирал. Они, по сути, понимают, что являются самозванцами.
Из-за этого украинский Майдан каждый раз вызывает у нашего руководства такое распухание Манту. Присоединение Крыма и война в Донбассе, наш ответ на Майдан, были бы ни к чему, если бы у власти в России находилась всенародно избранная власть, которой не нужно было бы доказывать себе и другим свою легитимность, уничтожая легитимность украинских «уличных» политиков. Не нужно было бы промывать мозги населению. Не нужно было разрешать миллиону военнослужащих внутренних войск стрелять в гражданских лиц в случае беспорядков на улицах российских городов. И не нужно было бы вести себя демонстративно самоуверенно, по-царски, показывая, что власть ничем народу не обязана и никак перед ним отчитываться не собирается.
Простая выборность и хотя бы условная сменяемость парламентской и президентской власти позволяла бы решить проблему легитимности куда более изящно, попутно приотвинчивая крышку пароварки и позволяя обществу освободиться от негатива, позволяя в том числе проводить болезненные реформы. Однако все, на что готова пойти элита — имитация демократии на низшем, муниципальном уровне — и только для окончательного решения проблемы неконтролируемой уличной политики.
Внесистемная оппозиция, сама того как будто не замечая, становится на этих петрушкиных выборах системной, уходя с улиц во дворы; власть нейтрализует крикливый интеллигентский Фейсбук проблемами качелей и песочниц, а сама обеспечивает себе спокойный восемнадцатый год — и беспокойные двадцатые.
Все, в общем, с ними ясно. Один вопрос: что такого знает о народе власть, раз так боится довериться ему?


отсюда – https://novayagazeta.livejournal.com/7201901.html
svnthronin: (Default)
Есть опасность, потребляя чужое, ничего не сказать самому.

Ну, да ладно, всё равно лучше Дмитрия Глуховского я не скажу:

В неспокойные девяностые ЦПКиО имел репутацию самую сумрачную: в затянутых тиной фонтанах его купались черти, а в темных аллеях кидалы торговали шашлыком из неизвестного, заманивая иногородних зевак ценами за сто грамм мяса, а пичкая их потом неодолимыми килограммами. Кроме них, гулять там в голову не приходило никому.

Нынешний Парк Горького был нам дарован с барского плеча после Болотной. Власть тогда придумала себе, что большая часть московских протестующих политики вообще чужда, а на площади выходила, потому что ей в городе было существовать недостаточно комфортно. Политические требования рассерженных горожан, дескать, удовлетворять не обязательно, достаточно будет просто благоустроить Москву на европейский манер — доверчивый и легкомысленный креативный класс схавает иллюзию и умиротворенно задремлет.

Хотели как в Европе — ну вот вам резервация, ходите сюда мечтать, что так у нас скоро будет везде, просто подождать нужно, пока Россия доползет до европейской мечты эволюционным путем. Вот вам белые пуфики на стриженом газоне, и бесплатный вай-фай всюду, и цивильный общепит в духе времени. А до чего доводят революции, мы вам покажем в нашем ежевечернем шоу «Украина», которое идет по всем нашим каналам.

И действительно — стоило за Парк взяться Капкову, как черти были изгнаны приветливыми охранниками в стильной бежевой форме, фонтаны замироточили, а кидал заменили кидалты. Окультурить отдельно взятый участок территории оказалось невероятно просто, и преображенный Парк Горького стал посольством Москвы красивого будущего в Москве бесконечного прошлого. За ним стали меняться и другие парки: как будто доброкачественные опухоли могут пускать метастазы.

Обмануться было просто, и людям хотелось обмануться, а на баррикады им не хотелось. И благодаря Парку люди поверили в то, что зазнавшуюся и проворовавшуюся власть свергать вовсе не обязательно: можно просто подождать, и все переменится само по себе, как ЦПКиО. Протесты выдохлись, а креативный класс пошел кататься на сегвеях по просветлевшим аллеям — к вящей радости тех отделов администрации президента, которые всё так и знали.

Сергей Капков олицетворил власть с человеческим лицом, стал культурным героем интеллигенции и даже сходил в гости к Познеру, который олицетворял практическую возможность для интеллигентного человека работать на эту власть.

Однако вот что: пластическая хирургия, несмотря на свое вводящее в заблуждение название, с медициной ничего общего не имеет, и натянутая ею на гниющее от проказы хлебало гладкая загорелая кожа однажды непременно пойдет пятнами, поползёт и полопается.

Разделавшись со змием-Навальным на выборах, успокоенный Собянин-победоносец показал москвичам, что такое европейский город в его представлении: круговорот гранита, перпетуум-мобиле благоустройства, по закону сохранения энергии выжирающий освободившиеся от уволенных врачей и учителей материальные средства, и принуждение к парковке — фактически очередной феодальный побор, коснувшийся на сей раз не мэрских вассалов из сферы девелопмента, образования или здравоохранения, а всех обеспеченных личным транспортом пейзан. Вот вам Европа, паскуды, вы же просили.

Побаловались — и хватит: человеческое лицо у власти всё равно толком не приживалось, да и весь этот маскарад её уже порядком достал. Спецслужбы перегруппировались, и лебезить перед креативным классом дальше им стало западло. Капкова попросили, а теперь вот выметают опричной метлой и обольщенных им деятелей культуры.

Образ будущего подержался в столице ещё немного — по инерции, а потом стал протухать. И Парк Горького, флагманский проект одурманивания интеллигенции, загнил первым. Сначала на Ильин день выползший из болота чёрт съездил по морде корреспондента главного канала преисподней в прямом эфире.

Теперь — настоящая трагедия, какие в Москве случались в девяностые: беспричинная и отчаянно жестокая драка, в которой тебя бьют насмерть просто из-за того, что выглядишь не так. Пускай теперь пресс-служба Парка говорит что угодно и пускай следователи арестовывают подозреваемых — не имеет значения.

Маска из чужой ухоженной кожи лопнула и разъехалась, разумеется, не прижившись. Парк — вместе с городом, вместе со страной — становится снова тем, чем был изначально, до того, как появились деньги на пластическую хирургию, на сведение сизых куполов и паутин.

Черти вернулись не сами, неспроста — их вызвали, заговорили телевизором, напомнили им, как надо ненавидеть, — чтобы они пока кормились ненавистью, раз другая еда кончается. Их просили ненавидеть чужих, но чужие далеко, и они будут грызть всех, кто рядом. Друг друга и нас с вами.

В 90-е, Путиным якобы презираемые, так было можно. В 90-е можно было всё. Машина времени везёт нас в прошлое не сама: за рулем уставший от условностей правового государства президент.

Тина забивает фонтаны ЦПКиО.


отсюда – https://novayagazeta.livejournal.com/7147782.html

Ладно, чтобы мой пост (и блог) не был одним сплошным перепостом, поделюсь ещё кое-какими мыслями и новостями.
1. В зомбоящике хотят закрыть канал «Культура». И правильно, интеллигенция всё равно другие каналы не смотрит, умирать за Путина не собирается.
2. Новую песню Шнурова топ-новостей Яндекса явно промоутировал. Новый ролик, 3 млн. просмотров, – говно. Коротко о главном матерщиннике страны и по совместительству главном цинике (второй после Невзорова) – У Шнура есть деньги и Имя, талант – пропил.
3. Невзоров: Нет, у нас же нет никакой веротерпимости. Веротерпимость – это нормальная вещь, потому что каждый имеет право на своё хобби, каждый имеет право придумать себе воображаемых друзей и пытаться с ними разговаривать в различных местах или приносить им жертвы, есть их мясо, воображаемое мясо или пить их воображаемую кровь, расплачиваться с ними за мелкие услуги свечками. Каждый имеет право на своё хобби.

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/nevsredy/2045938-echo/

***

Apr. 3rd, 2017 11:49 am
svnthronin: (Default)
Глуховский – ты лучший! Кого, кого послушать сейчас, чтобы в голове человека всё встало на свои места. Ну, во-первых Навального, во-вторых Дмитрия Глуховского. Белковского и Невзорова тоже не помешает.

Просто отличный эфир Дмитрия на Эхе (от 31.03.2017) слушайте, читайте – http://echo.msk.ru/programs/personalno/1954028-echo/

Read more... )
svnthronin: (Default)
Дмитрий Глуховский:

о Поклоноской:

Удивительно, почему вдруг она, почему вдруг царей любит? Два варианта объяснения. Первый вариант, она ревнует, потому что на месте Матильды, конечно, должна была быть она. Но опоздала. Просто чуть-чуть разминулись во времени с императором.

Вы знаете, эта практика, как бы, де-факто нормальная, но часто то, что в нашей стране является распространенной фактической практикой, обязательно нужно отрицать, замалчивать и всячески опровергать, чем и занимается Наталья Поклонская.
Вообще, конечно, надо понимать, что чем меньше избиратель является избирателем и чем больше является подданным, тем больше для него нужно опровергать земную природу происхождения власти. Надо объяснять, что власть послана господом, «не тебе, червю, в ней пытаться усомниться, не тебе, червю, пытаться ее ниспровергнуть» и корни ее мистические. И любой наш правитель – он, безусловно, полубог. Да? Поэтому тебе он по определению не подвластен, не лезь.

Короче, надо всячески защищать самодержца от посягательств режиссеришки, потому что так можно и до президента дойти.

Поклонская прекрасна в роли аниме-прокурора, ну, в особенности в роли аниме. Мы все видели, как она удачно со своими огромными голубыми глазами и погонами, и вообще униформой, как она прекрасно выступает в этой роли, если ее немножко мультиплицировать.

Псевдолидер общественного мнения, которыми жонглируют ответственные клерки в администрации президента, да? Нужно, вот, какую-то идею озвучить, они эту идею там отправляют смской нужному человеку. А человек открывает рот и, вот, произносит как бот такой говорящий эту мысль.
Но иногда у этих людей случается головокружение от ощущения собственной значимости и они вдруг решают, что они могут самостоятельно извергать какие-то из себя истины. И тогда случается конфуз. И я думаю, что с Натальей Поклонской произошел такой конфуз.

Слушайте-ка, вот! Начинает складываться. Может быть, она метит в императрицы?


Read more... )

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/personalno/1923310-echo/
svnthronin: (Default)
Дмитрий Глуховский:

Слушайте, ну, вообще чего их слушать? Ну, чего их слушать? У них совершенно слова с действиями не совпадают. То есть не имеет смысл вообще слушать, что говорит Владимир Владимирович Путин, что говорит Дмитрий Анатольевич Медведев, что говорит министр обороны, тем более что говорит пресс-секретарь Путина и вообще все эти люди. Никакой корреляции с тем, что реально там происходит, не существует.

О.Пашина― То есть радоваться, что войска наши уходят из Сирии, не стоит?
Д.Глуховский― Ни радоваться, ни переживать и вообще.

О.Пашина― Ну, потому что они потом с таким же успехом туда обратно и войдут?
Д.Глуховский― Ну, конечно. Нету никакой стратегии. Нету никакой осмысленной политики. Есть исключительно ситуативное реагирование, и всё, что говорят люди, которым разрешено как-то говорить от лица власти, они это говорят исключительно для дезориентации потенциального противника, среди которых, разумеется, и население Российской Федерации. Всё это нужно, чтобы просто запутать людей, запудрить им мозги, чтобы люди на Западе ничего не знали, чего от нас ждать, чтобы всё время был нежданчик. Нежданчик и ответочка – вот это 2 ключевых термина российской внешней политики.
И, конечно, это очень инструментально, но слушать не нужно. Потому что как только ты что-то начинаешь всерьез воспринимать, тут же ты раскрылся для удара.
...
Вообще что такое русофобия, понимаете? Вот этот список русофобов там видных, который составили несколько мракобесов по просьбе телеканала мракобесного Царьград. Благодаря, собственно, этому списку мы узнали о существовании телеканала, который где он там вещает? То есть не понятно, где он там вещает.
Что такое вообще русофобия? Почему мы путаем русофобию с антисоветчиной? Русофобия – это, знаете, как в педофилии обвинить. Ну, то есть было не было, поди там докажи и раскопай, но сам факт, что на кого этот ярлык наклеен, всё, от него уже не отмыться никогда.
То есть это, в принципе, одна из тактик геббельсовской пропаганды – заклеймить, обвинить в чем-то таком ужасном, что, в принципе, бездоказательно и доказывать особенно не нужно, и оставить человека жить с этим ярлыком, уже его тем самым дискредитировав.
Любые попытки как-то критиковать государственное устройство Российской Федерации или Советского Союза, которые были всегда людоедскими, прямо скажем, немедленно навлекают обвинения в русофобии. Хотя, мне кажется, что многие из тех, кто позволяет себе антисоветские высказывания, они делают это из сострадания к русскому народу, который являлся всегда основной жертвой всех режимов.
Я бы вообще поднял дискуссию о том, что такое русофобия и насколько термины вообще «патриотизм» и «русофоб» у нас в стране используются по назначению.
Мне кажется, очень многие люди, помогающие власти оправдываться или оправдывающие власть за определенный гонорар, вот настоящие русофобы, потому что они увековечивают жертвенное положение русского народа. Не дают народу вылезти из грязи, забивают ему баки всякой ересью, ослепляют его, оглушают его, заставляют его дальше продолжать свое какое-то существование в хлеву, и эти люди – настоящие русофобы. А патриоты, с моей точки зрения, это ровно наоборот, люди, которые пытаются из каких-то, может быть, интеллигентских комплексов или еще из чего-то вывести народ из этого состояния, людей вывести.
Народ – это такое немножко слово, конечно, шаблонное и чуть-чуть презрительное. Людей. Вывести людей. Проинформировать их, раскрыть им глаза на истинное положение вещей, объяснить им, что они находятся в положении угнетенных. И самое обидное, что их угнетают такие же.

О.Пашина― Ну, у нас сейчас такое смещение понятий, потому что те патриоты, о которых вы говорите, те, кто как раз этим занимаются, они нас называют еще «пятая колонна», «национал-предатели». В общем, если тебе не нравится твоя родина, как у нас любят говорить, вали отсюда.
Д.Глуховский― Это всё логично. А если ты хочешь как-то эту родину улучшить, то давай мы тебя лучше, на всякий случай, посадим или там машиной собьем, или, ну, еще что-нибудь такое сделаем воспитательного характера с тобой.
И это как раз понятно. То есть, ну, до этого надо осознания дожить. Но когда ты понимаешь, что люди, которые оккупировали СМИ и власть, они сознательно подменяют понятия и навешивают как раз на людей, занимающихся какой-то просветительской деятельностью, ярлык и выжигают на них клеймо русофобов именно потому, что это лучший способ, в общем, всё переврать и исказить, и выбить у них почву из-под ног. То есть русофобы себя называют патриотами, а патриотов называют русофобами. И поскольку у них есть полная… Ну, так же есть, да? Ну, это звучит немножко придурочно в моем исполнении, но так оно и есть.
Но поскольку у них тотальное доминирование в СМИ, черное можно смело называть белым, белое – черным. И люди, которые, в принципе, на повседневной своей основе заняты просто выживанием и возделыванием огорода, у них нету ни ресурса, ни доступа к информации…

О.Пашина― Они просто принимают эти правила игры.
Д.Глуховский― Они принимают это как есть. Ну а, в принципе, для комфортного существования людям кроме картошки нужна еще какая-то система более-менее координат: друг, враг, вождь. Вот, у них есть вождь, вот у них есть враг, и это им позволяет дальше обрести какую-то почву под ногами и в этой системе дальше грести, не пытаясь разобраться в том, почему их существование полуголодное и почему они из поколения в поколение возделывают одни и те же 6 соток, и у них, собственно, больше ни на что и не хватает.

У нас советское восприятие. У нас у власти находится Федеральная служба безопасности, которая считает себя прекрасной (мы это все понимаем) правопреемницей КГБ. А КГБ, МГБ, НКВД и ВЧК, и так далее – они, соответственно, ну, прикрывают какие-то неблаговидные страницы своего прошлого, да? И прикрывают свои преступления. И мы не имеем точной и четкой картины того, что с нами случилось.
Мы должны понимать, что привело к революции, мы должны понимать, как революция происходила, как случилось так, что небольшая группка людей завладела ситуацией в стране, как разворачивалась гражданская война. Нам не хватает информации.
Лучший способ отпраздновать столетие революции – это цикл документальных фильмов, которые честно и непредвзято рассказывали бы безоценочно о тех событиях, которые разворачивались и не только в 17-м году, но и в 16-м, и в 15-м, с 14-го, возможно. И в годы Гражданской войны. Это критически важно, во-первых, для того чтобы население что-то для себя начало понимать, потому что мы всё еще существуем в мифологическом пространстве, а не в пространстве историческом. И чтобы мы смогли делать какие-то выводы. Пока мы не разберемся со своим прошлым, у нас не будет никакого будущего.

отсюда – http://echo.msk.ru/programs/personalno/1904644-echo/
svnthronin: (Default)
Дмитрий Глуховский:

В двадцатые годы мой прадед был раскулачен и сослан на Соловки. И хотя больше из родных никто от репрессий не пострадал, мои родители боятся; за двадцать пять лет свободы поколение нынешних шестидесятилетних ничуть в нее не поверило. Зато оно верит в возможность повторения террора. Наши старшие очень чутки к любым признакам возрождения репрессивной системы, они готовы замолчать еще до того, как власть их попросит.
И власть умело манипулирует этим, посылая народу намеки. Слова о том, что у нас на дворе не 37-й год, — одна из любимых путинских мантр; и в этом назойливом повторении слышится возможность путешествия обратно во времени.

Грубо и гениально манипулируя нами, подсовывая нам новых и новых врагов, заставляя нас говорить языком войны, загоняя нас на новые и новые войны — уже не воображаемые, — власть отучает нас думать. Блуждая по телевизионным каналам от чувства опасности к эйфории битвы и обратно, мы уже который год живем по законам военного времени, приучаясь все терпеть и сносить, отвыкая спорить и задавать вопросы; мы оскотиниваемся и озвереваем.
Власть требует от нас единства и одинаковости. Инакомыслие и любая инакость в это якобы военное время становится признаком предателя. Верные режиму винтики сбиваются в Общероссийский народный фронт, а на диссидентах выжигают клеймо иностранных агентов.
В такое время хочется быть как все. Делать все то же, что делают все. Не выделяться. Не высовываться. Власть — а кажется, что власть у нас та же самая, что и всегда, — не зря подвергала народ децимации. Сними с нас костюмы — и Zara, и Brioni, и под ними мы все ― голые советские человеки.
Конечно, выбор между тем, быть ли советским человеком или европейцем, пока еще можно сделать буквально. Сбежав на Запад. Я окончил школу на Арбате, из тридцати моих одноклассников семеро сделали свой цивилизационный выбор и живут в Европе и США. Из России уезжают сотни тысяч молодых активных людей.
Те, кто пробует продолжать дискуссию на тему прошлого и будущего России вне идеологического русла пропаганды, подвергаются обструкции провокаторами-хунвейбинами, клоунами в фронтовых зеленых пилотках и ряжеными казаками, которые на камеры пропагандистской машины симулируют патриотизм и шпиономанию.

Я понимаю людей, которые маршируют колоннами, и я понимаю людей, которые прячут голову в песок. Всем очень хочется жить и очень не хочется совершать подвиги. Подвиг — дело отчаянных людей, людей, у которых притуплено чувство опасности; или тех единиц, для кого идеи и верность себе важней достатка и безопасности.
Их ведь действительно единицы, и я не знаю, как и откуда они берутся. Но мы все видим, куда и как они уходят.
И все же только благодаря настоящим личностям, благодаря действительно независимым и отважным людям, таким как Анна Политковская и Борис Немцов, нам становится ясно, что жить можно иначе. И нам становится страшно повторить их судьбу. И нам становится стыдно за этот наш страх.

отсюда – https://snob.ru/selected/entry/114782

Profile

svnthronin: (Default)
svnthronin

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3456789
1011121314 15 16
1718 19 20212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:05 am
Powered by Dreamwidth Studios